Гурьянов Павел (gurianov_pavel) wrote,
Гурьянов Павел
gurianov_pavel

Categories:

Молочные кухни и иностранные интересы

В юбилейном 30-м выпуске газеты  «Суть времени - Пермь», выход которого мы будем отмечать в эту субботу, вышло моё расследование о том как за попыткой закрыть молочные кухни в Перми вероятнее всего стоят интересы транснациональной компании:

Работа родительской общественности по сохранению молочных кухонь в Перми продолжается. Блицкриг пермских властей не удался, и по прошествии времени аргументы чиновников начинают подвергаться всё большей критике. Картина, которую изначально рисовали чиновники и согласно которой якобы все авторитетные специалисты и эксперты поддерживают отказ от устаревших молочных кухонь, размывается, и из-под неё проступают черты совсем другого проекта.
Пермский Минздрав утверждал, что вынужден закрыть молочные кухни поскольку с января на смену Российскому регламенту на молочную продукцию приходит аналогичный регламент Таможенного союза согласно которому якобы запрещено использовать ручной труд при производстве детского молочного питания. Однако изучение технологического регламента Таможенного союза ТР ТС 033/2013 показало, что никаких требований полностью исключить ручной труд при производстве молочной продукции он не содержит. Только пункт 47 сообщает о том, что «производство пищевой продукции для детского питания на молочной основе для детей раннего возраста <..> осуществляется на специализированных производственных объектах, или в специализированных цехах, или на специализированных технологических линиях». Однако молочные кухни как раз и специализированны исключительно под производство детских кисломолочных продуктов.

Таким образом, если мы правы, то основной повод, выбранный пермскими чиновниками для уничтожения кухонь, — просто выдумка.

Во-вторых, выяснилось, что за сохранение системы молочных кухонь помимо тысяч пермских родителей начали выступать также и представители депутатского корпуса, производственники и врачи.

Так депутат Госдумы от Пермского края, заместитель председателя комитета по охране здоровья Олег Куликов считает, что решение о ликвидации кухонь было принято в чьих-то коммерческих интересах. Относительно якобы недопустимости ручного труда в производстве Олег Куликов привёл в пример работу хирурга, которая тоже представляет собой ручной труд, но проводится в перчатках, предохраняющих от инфицирования: «Так и здесь можно предусмотреть какие-то механизмы, которые минимизируют вред. Если применятся ручной труд, то на выходе делается какой-то бактериалогический анализ».

Олег Сирота, сыродел из г. Истра (Московская область) считает, что в молочном производстве, чем меньше механизация, тем лучше продукт: меньше страдает молоко и молочный жир. Именно ручным способом делают наиболее качественные йогурты в Германии и Швейцарии. «Молочные кухни — место, куда фермер мог привезти свое молоко. Молочная кухня — это очень простое молочное производство. Зачем его усложнять, если все прекрасно работает уже десятки лет? Зачем это губить, я не понимаю». Олег Сирота раскритиковал также молочные смеси местного заводского производства, которыми заменяют кисломолочный продукт: «Туда молоковозы с молоком не приезжают! Они привозят туда сухое молоко и пальмовое масло, и делают из этого детское питание».

Президент ассоциации «Росагромаш» Константин Бабкин считает, что надо делать такие регламенты, чтобы местным фермерам было выгодно производить и поставлять натуральное молоко для молочных кухонь. «Экономить на кухнях — значит сокращать население. Это такой либеральный подход: главное деньги, а не люди», — заявил Бабкин.

Олег Кондрашов, глава администрации Нижнего Новгорода, где был проведено переоснащение оборудование кухонь и расширение ассортимента их продукции уверен, что качество нижегородских молочных кухонь выигрывает «у мировых брендов детского питания»: «Можно гордиться тем, что нам удалось сохранить институт молочных кухонь для детей до 3-х лет».



Врач ГКБ № 4 Ольга Чубарова: «Сначала мы кормим детей смесями из пачек, потом кашами и супами из пакетов — задаём тенденцию к быстрому питанию, а потом удивляемся, почему появляются проблемы со здоровьем: избыточный вес, проблемы с пищеварением».

Врач-гигиенист с 20-летним стажем Татьяна Деменева: «Творог и кефир необходимы детям, так как их пищеварительная система приспосабливается к пищеварительной системе взрослого. Натуральный продукт не могут заменить никакие смеси и в подтверждение тому — несколько тысяч лет кормления детей коровьим молоком».

Ольга Черанева, врач-педиатр: «Молоко – это живой продукт, поэтому по качеству оно лучше, чем сухая каша, срок годности которой достигает года. Те продукты, которые нам предлагают молочные кухни, на порядок лучше и полезнее для детей, чем то, что станут привозить в коробках! Бесполезно искать аналоги кефира и творога, производимых на «молочке»!»

Василий Звездин, кандидат медицинских наук, врач-педиатр, заведующий лабораторией биохимической и наносенсорной диагностики ФБУН «ФНЦ медико-профилактических технологий управления рисками здоровью населения», председатель Совета молодых учёных Роспотребнадзора РФ: «От данной инициативы пострадают дети старше шести месяцев. А для нашего региона нарушение обеспечения малышей качественными кисломолочными продуктами создает угрозу развития рахита, который в 90-е гг. оставил очень серьезный отпечаток. Пермских детей могут лишить качественных кисломолочных продуктов прикорма. В этом случае цепочка для нашего региона, подробно описанная и доказанная многолетними исследованиями ведущих пермских педиатров Ирины Корюкиной, Натальи Аверьяновой и Алевтины Акатовой (все они профессора и доктора медицинских наук), такова: дисбактериоз + иммунодефицит со склонностью к аллергизации -> атопический дерматит в 1-2 года -> с 3 лет — бронхо-обструкции и стенозы на фоне каждой ОРВИ -> бронхиальная астма в 5 лет! Восстановление работы «молочек» в соответствии с СанПиН и предписаниями Роспотребнадзора — ключевой этап обеспечения профилактических мер. Это на несколько порядков ниже стоимости программ по реабилитации и затрат на лечение детей с бронхиальной астмой».


Елена Тимофеева, начальник управления по делам семьи, демографической политике, охране материнства и детства г. Курск, где молочные кухни сохранены: «Творог и кефир – это источник здоровья и хорошего иммунитета. Это значит, ребёнок будет гармонично расти и развиваться и меньше болеть».

Но шаткость позиции пермского Минздрава с точки зрения науки и здравого смысла — это ещё не всё. Есть основания предполагать, что решение о закрытие молоченых кухонь лоббируется производителями детского питания, преследующими исключительно коммерческие цели.

Замминистра здравоохранения Пермского края Людмила Чудинова заявила, что «на 2016 год, как и на 2015, планируется выделить 330 млн. рублей». По её словам, «эти деньги пойдут поликлиникам по всему краю, которые проведут конкурс и выберут поставщика смесей». А по данным министра здравоохранения Пермского края Ольги Ковтун, «лидером в производстве таких смесей сегодня являются европейские страны».

Далее, в адрес «Родительского всероссийского сопротивления» стали приходить сообщения о том, что компания «Истра-Нутриция», которая производит сухие смеси «Малыш» и каши «Малютка» собирается выкупить помещения молочных кухонь для организация там пунктов раздачи своей продукции. Эксперты газеты «Пермский Обозреватель» высказывают схожее мнение: «Скоро система детского питания станет такой же, как в Екатеринбурге: выдавать его будут фирмы-изготовители, продвигая собственный товар. Неспроста же недавно на пермские «молочки» приезжали представители фирмы из Екатеринбурга, осматривали помещения… Получили «благословение» в краевом инздраве?»

Помещения детских молочных кухонь представляют собой действительно лакомый кусок. Площадь молочной кухни в Свердловском районе составляет 413,7 кв. м., у 5-й горбольницы — 315 кв. м., у 4-й — 505 кв. м., с дополнительным пристроем. Совсем недавно государство вложило средства в ремонт и переоборудование кухонь. Год назад был проведен капитальный ремонт здания молочной кухни в Свердловском районе, было обновлено оборудование, инвентарь, стоимость работ достигла 6,5 млн. руб. В Орджоникидзевском районе недавно была заменена вентиляция за 1 млн. руб. Всего три месяца после ремонта работает молочная кухня в Индустриальном районе.

Если оценки нашего источника и экспертов «Пермского Обозревателя» верны, то получается, что чиновники, тратя бюджетные средства, проводили «предпродажную подготовку» помещений молочных кухонь для производителей зарубежных смесей.

Что касается вероятного интересанта замены натурального продукта на сухие смеси, то известно, что упомянутая компания Nutricia начала работать в России в 1994 году, в 1995 году приобрела завод по производству детского питания в городе Истра (Московская область), а с 2007 года вошла в международную группу компаний Danone. Т.е. Nutricia давно контролируется иностранцами.



Кроме того, 3 ноября на встрече с протестующими родителями начальник отдела по организации медицинской помощи детскому населению и родовспоможению Елена Черкасова сообщила, что Минздрав «идёт по пути изучения опыта наших соседей»: «В частности, в четверг-пятницу мы в составе большой рабочей группы будем в Екатеринбурге смотреть, как работают наши соседи».

Учитывая, екатеринбургское происхождение Ольги Ковтун, можно предположить, что она действует в интересах бизнеса из Свердловской области и поэтому продвигает модель Екатеринбурга, где молочные кухни закрыты, дети получают сухие смеси, а кефир, молоко и творог заводского производства распределятся через магазинную сеть «Кировский» по специальному электронному рецепту. Для того чтобы его оформить, родители должны обращаться к участковому педиатру.



Так вот, компания, выпускающая эту детскую молочную продукцию, — это ООО «Молочный кит», который летом 2013 года в городе Богданович запустил завод по выпуску натурального детского молочного питания (для детей в возрасте от 0 до 3 лет), строительство которого было начато в 2010 году. На сайте компании указано: «На сегодняшний день это самый дорогостоящий и современный проект региона на молочном рынке, не имеющий аналогов», — а значит, он требует расширения рынков сбыта для ускорения окупаемости вложенных затрат, в т.ч. и на территорию близкого Пермского края и Перми. Тем более, что срок хранения его кисломолочной продукции позволяют доставлять её на длительные расстояния. Так срок хранения выпускаемого на этом заводе кефира — 12 суток, а творога — 18, при том, что срок хранения продукции молочных кухонь — всего сутки. Вероятно, это связано с тем, что, как сообщает ООО «Молочный кит», например, его творог «проходит стадию ультрафильтрации перед фасовкой в герметичную упаковк». Т.е. это «мёртвый» продукт, не содержащий необходимых для здорового функционирования желудочно-кишечного тракта микроорганизмов. Кроме того продукция производится не по ГОСТУ, а по неким «техническим условиям» завода.





А теперь самое интересное. В 2007 году «Молочный кит», был продан компании «Юнимилк». Сегодня она объединяет десятки предприятий в России, Белоруссии и Украине. В 2010 году произошло слияние молочных бизнесов российской «Юнимилк» и… уже упомянутой нами французской компании Danone! В 2013 году Группа компаний Danone-Юнимилк изменила официальное название на «Группа компаний Danone в России», в которой Danone владеет контрольным пакетом (58%) компании. В 2022 году французы смогут увеличить свою долю до 100 %. Генеральный директор компании до 2014 года был Ив Легро, а с 2014 её возглавляет Бернар Дюкро.

Таким образом, детское питание — важное направление, влияющее на национальную безопасность, передаётся в руки представителей страны, входящей в НАТО. И это в условиях, когда Запад ведет против России холодную войну. Если завтра правительство Франции объявит французскому бизнесу, что он должен закрыть все свои производства в России из-за новых санкций, то он вынужден будет подчиниться. И Россия, закрыв собственные молочные кухни, останется вообще без детского питания. Наконец, нельзя исключать и возможности биологической диверсии с целью подрыва здоровья наших детей, а следовательно, и нашей экономики.

Продукция модернизированных молочных кухонь, таких как в Нижнем Новгороде, напротив, помимо удовлетворения требованиям национальной безопасности, соответствует также ГОСТУ, в т.ч. и по сроку годности — 24 часа против 12 суток кефира от Danone.





Поэтому система молочных кухонь обязательно должна быть сохранена в Перми. Более того, нужно ставить вопрос не только о модернизации кухонь, но и о восстановлении кухонь в городах Пермского края. Именно такие предложение готовит в адрес Минздрава инициативная группа родительской общественности, самое деятельное участие в работе которой принимает пермское отделение Родительского Всероссийского сопротивления.
Tags: ликвидком
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments