?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Особенности национальных выборов или чёрный пиар - 3
gurianov_pavel
sps
Ну, что ж продолжим и дальше срывать покровы с чёрного пиара и опостылевшей политической рекламы посредством сатиры и юмора. Представляю 3-ую часть юмористической киноповести моего отца Гурьянова Сергея Ивановича «Чёрный пиар». Предыдущая часть по ссылке. Но вначале как обычно подборка образцов чёрного пиара и дурацких политических агиток.

2_5f445ba1e5556714e1024a98b4929466
Удачно повесили свой плакат

post-10214-1329816589

34702
Такие исправленные палкаты появились после того как в интернете вспыло интервю Жириновского 10-летней давности, где он это самое и утверждает.
bce1bf02254e
Путин видит тебя!
Golosa
И у Жириновского сверхспособности


Что-то от "чужого" есть в этом возгласе . И как люди голосовали?

Чёрный пиар - часть 3
(киноповесть)
автор - Сергей Гурьянов
Семён изумлённо смотрел на свой платочек и на первую кровь, пролитую в этой компании, потом обвёл глазами всё ещё толкающийся на площади народ и на лице его проявилась улыбка:
- Фу-у! Нашёл я для тебя Идею. Ну, наконец-то! Ход, конечно, свежий, даже для меня того, но…. Как по морде получил, всё понятно стало. Верный способ, кстати, придумать новенькое. Миша, давай сигнал сбора, будем совещаться. Уединиться бы.
- Есть такое место - ожил Мишка. - В баньку поехали. Самое полезное дело после драки попарится.
- Михаил, я не готова!
- Поехали, костюмчик там сообразим!
Сели в машины и кортеж сорвался с места.
***
На голубом экране телевизора солидный, совсем уже седой мужчина важно говорил так - Здравствуйте уважаемые телезрители, избиратели, наши Усть Сольцы. Что ж, предвыборная гонка в самом разгаре, сегодня в прямом эфире встреча двух соперников. Я, наверное, не совру, если скажу, что этот день мы ждали с нетерпением. Что ж, послушаем кандидатов. Что они намерены делать, если победят на выборах. И интересно, пожмут ли они после нашей, так сказать, телевизионной разборки руки друг другу. Итак, мэр Усть Солья - Борис Нямов и предприниматель - Михаил Якимов!

Монитор заполнился изображением студии, где проходила съёмка дебатов: по центру стола сидел Ведущий, по краям - уверенный в себе Борис и бледный Михаил. Перед ними застыли операторы с телекамерами, далее суетился служивый народ: ассистенты, представители кандидатов. Все были серьёзны и деловиты. Там же дожидались своих вождей довольный Федул с охраной, и Семён, и Мария, и надёжный Устин Егорыч.

Мэр излучал доброжелательность напор и иронию по отношению к сопернику. Михаил же волновался, как последний пацан, и время от времени с тоской поглядывал в сторону Семёна.
- Что ж, время нас поджимает, будем начинать. Кто первый?
Первым начал работать Борис.
- С вашего разрешения начну я. Экспонаты для наглядности моего выступления.

Борис нагнулся и, доставая из большой сумки, выложил на стол: гранату - РГДэшку, штык-нож, пистолет, чёрную маску с прорезью для глаз, металлическую трубу от гранатомёта.
Ведущий - А-а, э-э?
- Обезврежено нашей доблестной милицией - успокоил гражданского Мэр. - Я специально принёс эти экспонаты с единственной целью - показать, в каком мире живёт мой уважаемый соперник. И в каком мире будете жить вы, уважаемые избиратели, в случае его победы! Мы же все знаем, как у нас наживают капиталы. Как мудро заметил классик, нет ни одного крупного капитала в основе которого не лежало бы преступление. И большие деньги развращают! Человек, я не имею в виду присутствующих, сам не понимает, что оказался уже на самом дне, что он уже моральный урод, нелюдь! Обжирается икрой чёрной, в казино миллионы долларов просаживает!

Дебаты транслировали по телевидению и горожане, интересующиеся большой политикой, их смотрели. В одной из квартир Усть-Солья, женщина гладила бельё и внимательно слушала, что говорил с экрана её Мэр. А её муж, здоровенный уральский мужик, не знающий, что такое больничный, сидел в трусах и майке у телевизора, щёлкал руками кедровые орешки и уважительно оценивал благородный пафос Бориса - Так их антимонов. Дави!

Мэр продолжал развивать тему - Я ни кого не обвиняю, и ни на кого пальцем не показываю. Люди всё видят. Вот у меня одна московская газетка есть от вчерашнего числа - Борис помахал перед камерой газетным листом. - Вот здесь правдивая статья. В ней утверждается, что некто, очень похожий по описанию на нашего уважаемого соперника, три дня назад в одном Московском казино поставил на кон полтора миллиона долларов, просадил их, поил всех присутствующих французским шампанским и при этом смеялся идиотским смехом! Как же так? Ответьте нам. Неужто не нашлось более благородного вложения для капитала!?

- Да, уважаемый кандидат Якимов. Что у вас есть ответить на такие обвинения? - посуровевшим голосом вопросил поседевший от прямых эфиров Ведущий.
Михаил в последний раз умоляюще взглянул на Семёна и не встретив сочувствия, тяжело вздохнул, и приступил тогда к воплощению Идеи с большой буквы.

- Уважаемые сограждане. Земляки. Даже земляне! Не знаю уж, как и сказать-то вам про страшную, невероятную тайну, какая стала мне известна. Попал мне, случайно конечно, что я шпион, в руки документ. Чемодан документов! И я узнал всё. Ради этого пришёл я сюда, и нет у меня времени, чтобы отвлекаться на всякие глупости. Земля в опасности, граждане! Скоро нас будут завоёвывать. Вы все знаете про инопланетян. Сколько книг написано, сколько фильмов показано. Но я не верил! Думал, так, фантазия народная. Но теперь могу доказать документально, что всё это правда! Инопланетяне давно следят за нами со своих тарелок!

В той же квартире к родителям следить за дебатами добавились дети. Уральский мужик, раскалывая в прокуренных пальцах орех, грустно заключил: - И эти антимоны? Ну нигде для простого трудяги правды нету!

Бледный Михаил сделал судорожный глоток из стакана с водой и продолжил - Шмыгают по всей земле. Они собирают информацию, а многие под видом людей ходят, работают среди нас, готовят плацдарм вторжения! И неумолимые факты говорят - здесь в Усть Солье будет главный удар! Нас и наших детей будут захватывать в космические рабы в первую очередь! Страшно, граждане. Есть косвенные признаки, пока предположения, что наш Борька Нямов пасёт сейчас овец на Альдебаране. А это существо - Михаил, сам больше испуганный от той ахинеи, что приходится нести во исполнение гениальных замыслов Семёна, указал дрожащим пальцем на Мэра - Инопланетянин! Разведчик и агент влияния. И есть признаки, есть. Мы докажем. Собаки. Они пришельца учуют, вспомните терминатора! Позвольте эксперимент?

Не только в квартирах, но и на площадях собрались политически активные граждане. Для них работал огромный монитор, показывающий выступления кандидатов. Здесь были и те два старичка, что так любят оценивать стиль предвыборных технологий. Все напряжённо наблюдали за ходом препирательств кандидатов порулить городским хозяйством.
Михаил коротко махнул судорожно сведённой рукой. Сквозь онемевшую толпу техников и помощников пробился Семён. На ходу вынул из сумки дворнягу и поднёс её к обалдевшему Мэру. Дворняжки злопамятны и эта видно запомнила тот плевок на вокзале. Собачка яростно облаяла Бориса в лицо, чуть за нос не тяпнула. К ним бросилась охрана.

- Решать вам, граждане! Вы сами всё видели. А у меня есть доказательства и я всю жизнь посвящу борьбе с этой чумой двадцать первого века! Не дайте инопланетным жучкам власти!
Семёна с собакой оттёрла охрана. Михаил сорвал микрофон и ушёл со студии вслед за Семёном. За ними потянулись Устин Егорыч и вся красная от возмущения Мария. Она с ненавистью сверлила взглядом спину Семёна.
***
По длинным коридорам телекомпании шли быстрым шагом. Мишка утирал пот с лица.
- Ну, что, молодец - одобрял Семён. - Хорошо держался. С крещением!
- Как после бани.
- Теперь в избирком вызовут. Снимут нас! - испуганно сказала Мария.
- Избиркома бояться, на выборы не ходить. Главное начать, потом врать легче - мудро заметил тут Семён.
***
В студии рабочие сматывали шнуры, чехлили камеры и с возрастающим интересом косились в сторону Бориса. Мэр и Федул стояли возле стола, Федул убирал в сумку оружие и виновато поглядывал на шефа. Борис был растерян и обижен.
- Это ни в какие двери не лезет! Это же беспредел! Нет, ну назови ты меня убийцей, вором, растлителем малолетних в конце концов! Это в рамках приличия, это по правилам. Но зачем же такую чушь городить? Где мораль?! Куда мы катимся? Думаешь, в это кто-то может поверить? Нет? Уверен?
- Масштабно мыслит. Только народ же не совсем дурак. Врать, конечно, нужно, но в рамках реальности. Не переживай, это агония.
- Народ у нас… уж больно непредсказуемый!
- Да предскажем, куда денется.
***
Мощные джипы неслись по улицам Усть-Солья. На скорости ворвались на площадь, где возле большого монитора толпились люди. Из громкоговорителей звучала торжественная суровая музыка. Народ, завидев Мишку, загомонил:
- Вон он, болезный. Ну, даёт!
Забравший инициативу энергичный Семён, подталкивая Михаила - Быстрее. Не теряй темпа. Давай! Давай! - дотолкал его до трибуны.

И Михаил, отчаянно труся, но постепенно распаляясь, начал говорить Речь:
- Соотечественники! Братья и Сестры. Пришёл час испытаний. Вся Земля смотрит сегодня на нас. Кто мы? Твари дрожащие, или право имеем! Не дадим ещё и инопланетянам нам на шею сесть! Не отдадим нашу цветущую планету жукам!
- Ты что несёшь, придурок? - ответил ему с весёлой злостью народ. - Скорую вызывайте, у Мишки от пьянки крыша поехала! Давай документы! Факты где!?

Михаил сделал малодушную попытку отойти от трибуны, но Семён пресёк.
- У тебя речь Мартемьяныча в кармане, одним глазом заглядывай.
- Верно говорю вам - вновь призвал отчаянно Михаил, поглядывая в текст. - Мэр наш, Борька Нямов, инопланетянин! Да вы сами подумайте, он не пьёт, не курит, не женат и вообще по бабам не ходок, работает с утра до вечера, а дороги разбиты, трубы текут, жить невесело. Почему так?

- Мы ж его с детства знаем! - растерялся тут народ.
- Знали до двадцати годков, а потом они переехали. Что с ним, пока он вернулся, могло произойти?
- Ты пургу-то не мети - сказал народ, обретая уверенность. - Он же главным комсомольцем был! Комсомольцы инопланетянами не бывают! Доказательства где!?
- Хорошо! - горячо согласился Мишка. - Собаки на него лают, вы уже видели? А то, что с ним стоять рядом невозможно, это как?! Верно говорю вам. Если рядом с Борькой встать, страх охватывает непонятный. Жутко становится, аж мурашки по коже вот такие. И объяснить это невозможно, словно не человек рядом!

К трибуне, повизгивая тормозами и чуть не сбивая зевак, подкатила машина мэра. Борис пулей вылетел из автомобиля, отпихнул Мишку и ворвался на край помоста.
- Земляне! - вскричал Мэр. - Тьфу, в смысле земляки и избиратели! Вот ведь как надумал он от ответственности-то уйти. А у меня на руках газета с очень интересной статьёй. Оказывается, на этого проходимца уголовное дело завели! В Москве! По факту коррупции! И ещё скажу. Стало известно, что кое-кто совсем погряз в распутстве, имеет пять любовниц и одновременно занимается с ними противоестественной любовью! Есть дока….

И вдруг мэр замер. Толпа тоже.
С лёгким жужжанием, издавая какое-то непонятное пи-пи-пи, из-за угла здания вылетела небольшая конструкция размером с суповую тарелку. По виду НЛО, только с пропеллером. Цвета чёрного. Тарелка неспешно пролетела над притихшей толпой, подлетела к Мэру. Все застыли. По иллюминаторам тарелки пробежали разноцветные огоньки, тарелка, как-то по земному, басовито и дружелюбно бибикнула и, тяжело забираясь в высоту, улетела.
Площадь ахнула.

- Вот и подумайте, земляне! - кротко сказал Михаил и быстро спустился с трибуны.
- Граждане! Да это же мошенничество чистой воды! У тарелок не бывает пропеллеров! – возопил тут Борис, возмущённо потрясая кулаком небу.
Толпа молчала. Стало слышно, как журналист говорит своему телеоператору - Ты ещё поснимай, вдруг что. Я побежал звонить.
А на крыше дома, что стоял рядом с площадью, где произошло такое удивительное событие, Юрка, довольно улыбаясь, разбирал тарелку на детали и укладывал их в чемодан. Из чердачного окна внимательно смотрел по сторонам Устин Егорыч.
***
Поскольку тарелка больше не показывалась, то народ, с заметно большим интересом поглядывая на своего главного начальника, и сожалея о закончившемся развлечении, начал потихоньку расходится по своим делам.

Борис, Федул и охрана сгруппировались возле машины мэра. Борис, глядя в глаза представительному господину из зевак, делился горькими думами о несовершенстве Отечества:
- Вот такие у нас, Игнат, методы, вот такие пиар технологии. Россия, одним словом. Нет, пока каждый себя изнутри не изменит, так и будем ведь мы щи лаптем запивать. Так и будем.
Господин вежливо кивал. Некоторые из народа пытались встать поближе к Борису. Им было интересно - будет возникать жуткое ощущение или нет. Охрана их вежливо отпихивала.

А наши старички, знатоки стилей политтехнологий, оценивали увиденное:
- Что, Григорий Алексеевич? Пожалуй, это уже будет что-то новенькое. Теперь-то уж точно не стыдно перед людьми?
- Есть, есть проблески, Алексей Григорьевич. Но перед Европой мы ещё дети.

И сказал тогда Борис злым шёпотом, щекоча губами ухо Федула: - Они перешли черту. Открывай боевые действия.
Федул молча кивнул. Он был озадачен и листал странички некоего учебника.
***
В здание мэрии ночью все окна были потушены, кроме окон левого крыла. Там как раз всё горело и активно мелькали тени.
В здании напротив, в одном из окон на самом верху, выше только необыкновенно звёздное сегодня небо, открылась рама и показались силуэты двух голов. Это Семён и Юра. Осмотрелись и нырнув обратно продолжили настраивать аппаратуру. Рядом мешались Устин Егорыч и один из его охотников. На взгляд Устин Егорыча, аппаратура у Семёна была явно шпионская. Телескопическая труба настороженно поблёскивала линзами в сторону мэрии, провода соединяли её с монитором. Переносной компьютер обсчитывал первую порцию горячей информации. Ещё куча таинственной техники рвалась в живое дело. Семён навёл трубу на одно из освещённых окон, подкрутил какую-то ручку, послышался скрип.
- Ну? Что? - спрашивал, переживая, Устин Егорыч.
- Сейчас. Подожди - отвечал ему Семён.

И вдруг на мониторе появилось изображение. Мутноватое, но всё видно. Комната заставленная столами. За каждым сидел человек и что-то усиленно писал, бумага так и вылетала из-под писучих перьев. И все были почему-то пузатые и почти голые, виднелись только трусы да галстуки.
- Аппарат военный, сильный очень - пояснил Семён. - Стены пробивает, верхнюю одежду вообще не видит.
- Дела. Чего буржуи не придумают - вздохнул завистливо Устин Егорыч.
- Это отечественный прибор - уточнил Семён, гордясь за родину.

Повёл трубой далее. В следующей комнате работали художники. Много художников. Все очень активно рисовали плакаты, растяжки. Ещё дальше репетировали весёлые студенты. Те самые. Заучивали новые речёвки и скандировали их хором. Звук речёвок чуть не оглушил, и в стену гневно застучали. Семён торопливо убрал звук.

- Сёма, ты мне дашь в механизме разобраться? - пристал, жадный до тайн новой техники, Юрка.
- Юр, ты мне такой сделаешь? Для охоты, а? Я тебя с собой возьму на белку! - горячо пообещал Устин Егорыч.
- Он мне и в Африке пригодится.
- Устин Егорыч, посади надёжного человека, пусть пишет всё подряд. Все разговоры - прервал Семён спорщиков. - Подожди-ка.

К зданию мэрии лихо подкатил микроавтобус с надписью - Телевидение. Из машины выбежали техники, операторы. Быстро раскинули тарелку, поставили камеры, свет, и журналист с ходу начал кричать в микрофон: - Мы как всегда первые на острие событий! Вот он - тихий провинциальный городок Усть Солье. Здесь творятся необъяснимые современной наукой события.
- Пресса подтягивается - Семён поднялся. - Ну, шум будет. Погодите, эта компания ёщё во все учебники политтехнологии войдёт!
***
По улицам уральского городка с названием Усть Солье неслась иномарка. Рулил Устин Егорыч, рядом сидел Михаил, на заднем сиденье дулись друг на друга Семён и Мария. На улицах было оживлённо. Им постоянно попадались машины различных телекомпании, и просто машины с надписью на борту - пресса. С микрофонами наперевес корреспонденты с жаром атаковали растерянных жителей провинциального городка.

- Они что? Всерьёз поверили в тарелку? - не верил Михаил.
- Это ж сенсация. Монстры лезут во власть! К вечеру вся мировая пресса здесь будет - пояснял снисходительно Семён.
- Стыдно-то как, если не дай бог всё вскроется. Как людям в глаза смотреть? - вздыхала Мария.
- А мне начинает нравиться. Такая ответственность за судьбы людей, планеты. Вождь и учитель. Щекочет!
- Михаил Юрьевич! Перестаньте паясничать.

Неожиданно, какой-то серый микроавтобус нагло перегородил дорогу их машине, Устин Егорыч резко выжал тормоза и иномарка юзом пролетела ещё метров семь.
- Ах, чтоб тебя!
Встали, чуть не поцеловавшись с бортом микроавтобуса.

Из автобуса выскочили автоматчики в зелёном камуфляже, в масках, резко рванули дверцы их автомобиля, и стали хватать всех за шиворот, выволакивать из машины и класть на грязный асфальт лицом вниз. И всё это мероприятие сопровождалось дикими криками: - Сидеть! Молчать! Лежать! Лицом вниз! Лежать! Смотреть в землю! Кто здесь Якимов?! Хари в землю, я сказал!! Кто?!
- Ну я. Мужики, а в чём дело то? - вякнул испуганно Михаил в тёплый асфальт.
- Молчать! - гаркнул люто боец в маске. - Лежать пять минут, не двигаться!

Бойцы подхватили Михаила под руки, мгновенно внесли в микроавтобус и унеслись вдаль.
Семён первым приподнял голову.
- Где тут у вас ФСБ?
- Через квартал - слабо прошептала Мария.
- Вот значит как - цедил Устин Егорыч, отряхивая колени.
- Устин, в машину, поехали прессу собирать! - решительно вывел всех из шока Семён.
Быстро сели в автомобиль и тронулись в обратном направлении. Широко открыв рты, остались позади зеваки.
***
Двое в масках рывком внесли испуганного Мишку в казённый кабинет и опустили на табурет. Сняли наручники, с головы стянули коричневый мешок. Михаил огляделся. Напротив него за столом под портретами Дзержинского и президента сидел седой мужчина с определённым контршпионским прищуром глаз. Мужчина коротко кивнул бойцам.
- Свободны. А с вами Михаил Юрьевич у нас разговор будет. Вопросик к вам возник, надеюсь ответ получить. Скажите, это ваша продукция?

Мужчина поставил перед собой пару необычных валенков. Они были зелёного камуфляжного цвета, ступня обшита непонятным материалом серого цвета, носок тупой, обшит тем же материалом.
- Ну наше, ясное дело. И что? Мордой в грязь за что!?
- Их с убитого чеченского террориста сняли. Прямо в горах. Вот и интересно нам стало, как они к нему попали?
- Я то, блин, откуда знаю?! - возмутился Михаил. - Ну вы даёте! Это горные спецваленки. В них можно хоть по отвесной стене ходить, не сорвёшься, к тому же не промокают, лёгкие. Выпущено ровно пятьдесят пять пар, как экспериментальные. Сделаны вручную, для массового производства линия ещё конструируется. С целью испытания отдано, пишите: двадцать пар в генштаб для спецназа ГРУ, двадцать пар - Альфе и Вымпелу, пять пар генеральной прокуратуре, по пять центроспасу и местной администрации для внутреннего пользования. Уже получены заключения от армии и Альфы. Хвалят валенки-то, не одну жизнь спасли. Проверяйте. Мы больше не делали, ручаюсь!

- Верю, верю Михаил Юрьевич. Что ж, будем проверять. Пока можете быть свободны.
Дверь приоткрылась, и в кабинет заглянул молодой человек в строгом тёмном костюме.
- Товарищ, генерал, у здания митинг назревает. Разогнать?
- Идёт, идёт уже! Быстро ваши работают, молодцы. Михаил Юрьевич, что же это вы вчера прямо наговорили такое? Несолидно как-то. Серьёзный человек. Олигарх даже, хоть и местного значения. Вы бы в духе реализма держались, коррупция там. Милое дело. А то какой-то нездоровый ажиотаж вокруг вашего, уважаемого в нашем государстве, да-да, города. Нехорошо это.

- Я подумаю - ответил с достоинством Михаил, стоя уже в дверях. - Эх, если б кто ещё возглавил борьбу землян за свободу? Ведь приближается катастрофа-то, а-а!
Он горестно махнул рукой и вышел.
***

Первым у дверей милиции Мишку встретила торжествующая Мария.
- Вы свободны! Я не надеялась! Михаил, нас срочно вызывают в избирком, нужно ехать.
Устин Егорыч и Семён молча пожали руку. И со всех сторон к ним сразу бросились журналисты.
- За что вас арестовали? Каким пыткам вы были подвергнуты? Что вы знаете про инопланетян? Какими располагаете фактами? Почему вы обвиняете своего соперника в инопланетянстве? Нет ли здесь чёрного пиара?

Михаил, ошеломлённый натиском, слегка потерялся. Семён шепнул - Да не красней ты! В бумажку Мартемьяныча поглядывай.
Мишка откашлялся, неуверенно оглядел братьев своих по роду людскому, притихших у насторожённых микрофонов.
- Братья, земляне. Делаю заявление. Гнусные космические жуки зарятся на несметные богатства нашей матушки - Земли. Они внедряют своих людей, вербуют агентов влияния. Пробил грозный час! Скоро всё случится. Мы или они. И всё начнётся у нас, в Усть Солье! Я не утверждаю. Я предполагаю, но согласитесь, странно это. Ни одна собака не пройдёт мимо нашего мэра. Они на него лают! Они воют на него! А разве можно с ним рядом стоять? Жуть жуткая охватывает. И это предположения? Есть и конкретные факты! Мы ими располагаем и в нужное время они будут предоставлены общественности. Мы не дадим утвердиться насекомым на нашей священной Уральской Земле! Да вы осмотритесь, здесь же всё кричит о присутствии чуждого разума!

Михаил широко повёл рукой. Задумавшиеся земляне огляделись окрест. Городок, как городок. Ну, фасады облупились, ну, асфальт потрескался, траншей раскопанных много. Голубей стая большая летает в опасной близости, кстати. Нет, что-то в этом конечно есть. Только что?

- Господа, дамы, извините - твёрдо прервал паузу Семён. - Нам в избирком, бороться за ваше будущее.
Они решительно пробились сквозь прессу, сели в машину, тронулись. Уже в машине Мария кольнула Семёна:
- Вы посадите Михаила Юрьевича, всё кончится этим. А он нам нужен даже не мэром!
Эх, братья земляне! Семён подчёркнуто равнодушно отвернулся.

Продолжение: часть 4



  • 1
Спасибо за труд. Очень интересно.

Жду и читаю каждую новую часть повести с интересом.

Вряд ли такой поток сознания стоит называть киноповестью. В лучшем случае можно рассчитывать на сценарий для "Самого лучшего фильма - 4". Харламову всё равно, где кривляться.

  • 1