Previous Entry Share Next Entry
Особенности национальных выборов или чёрный пиар - 4
gurianov_pavel
25
Продолжение юмористической киноповести о выборах «чёрный пиар». Предыдущая часть по ссылке. Но сначала как обычно порция настоящего чёрного пиара и дурацкой политической рекламы.

447564_600
Нельзя ли подсказать всё таки кому именно?

укринский
Перевод: Мы остановим Украину

1366212477_t3rt3434t_015

1371569349_40





Чёрный пиар - часть 4
(киноповесть)
автор - Сергей Гурьянов

Компания пенсионеров собралась за накрытым столом с плюшками и бутылочкой белой у включённого телевизора. Народу в комнате - не продохнуть. Со всего подъезда набежали обсуждать политику. Прямой эфир из избиркома! И шикнул кто-то - Тише! Самое интересное начинается.

На экране пошло ожидаемое действие. Показали длинный стол, за которым сидели члены комиссии. Во главе стола - председатель: очень представительный мужчина, похожий на лектора из фильма Карнавальная ночь. Рядом с ним подавшие жалобу Мэр и Федул. С другой стороны стола ответчики - Михаил и Семён.

Семён уверенно отвечал на обвинения:
- Уважаемая комиссия. В чём вы обвиняете нашего кандидата? В чём мы перешли букву закона и встали, так сказать, на скользкий путь? Да, наш кандидат заявил, что он подозревает, что он думает, что наш уважаемый Мэр - инопланетянин. И что? Разве это расизм? Или, упаси господи, ксенофобия? В чём здесь ущемление национального достоинства? Разве быть инопланетянином стыдно? Или позорно? И где в законе сказано, что нельзя ущемлять права инопланетян? Закон говорит о разжигании национальной розни, о … сами знаете ком. Их права нельзя ущемлять. Об инопланетянах же наш мудрый законодатель не написал! Ибо имеет доступ к государственной информации и знает, что делает. Ну, не нам же здесь с вами выяснять, прореха это в законодательстве или провидение будущего! И что в таком случае мы нарушили? А подозревать, имея столько доказательств? И молчать? Это не для нашего кандидата!

Федул, на протяжении всей речи Семёна демонстрировавший членам избиркома и телезрителям образцы различных по стилю и градусу ироничности улыбок, вмешался:
- Кстати о доказательствах. Нельзя ли предъявить, что-то конкретное? Что вы всё вокруг да около, собаки там и остальная чушь. Доказательства давай!
- В том-то и дело, что есть доказательства - волнуясь, вступил тут в драку Михаил. - Это-то и не даёт мне спокойно жить. Можно продемонстрировать?

Он подошёл к стоящему в углу видеомагнитофону, соединенному с очень большим телевизором, вставил кассету и нажал пуск.
- Вот смотрите. Это банкет в мэрии по поводу празднования жатвы первого снопа. Видите, видите. Вот наш уважаемый мэр берёт рюмку. Оглядывается. Внимание! Выпивает. Ну? Поняли, что мучает меня и вызывает подозрения?
- Нет - задумчиво ответил председатель.
- Ну как же! Он выпил и не закусил! Разве может русский человек выпить водки не закусывая?!

Михаил огляделся, призывая народ к внимательности. Он, кстати, и сам здорово заинтересовался увиденным феноменом.
- А мы знаем, что когда-то Борис с родителями жил у нас и Нямовы ничем особым от остальных нормальных людей не отличалась.
- Да при чём здесь не закусил?! Господи! - возмутился тогда председатель.
- Передаю слово эксперту, пусть говорит наука - с облегчением сказал Мишка и быстро сел на место.

Пресса собралась в большой комнате и жадно наблюдала за событиями в избиркоме на большом мониторе. Журналистское сообщество разделилось: - Это невероятно! Что мы здесь делаем? Это же туфта! А вдруг? Подождём ещё. А вдруг! Видели же люди летающее блюдце!
Слово, как эксперт по насущному вопросу, взял Семён. По его просьбе помощники накрыли перед председателем небольшой столик, поставили запотевший графинчик с прозрачной жидкостью и поднос с самой разнообразнейшей закуской: начиная от незамысловатых, типа огурчика или солёной селёдки, и кончая порцией горячих пельменей и блюдцем с красной икорочкой. Выждав паузу, и оглядев вытянувшиеся лица, Семён бодро начал:

- Уважаемые дамы и господа. Я являюсь специалистом по данному вопросу, и могу дать экспертную справку. Как всем вам известно, профессор Похлёбкин доказал, что водка была изобретена именно в России, в 15 веке. Так вот. Каждый человек всегда знает к какой нации он принадлежит. И дело тут конечно не в записи в паспорте и даже не в языке или фамилии. “то знание проходит через сердце человека, а не его рассудок. Мы всегда чувствуем, что мы - это мы, а они - это они. В основе этого скрепляющего нацию чувства лежат общие ценности и общее дело, увлекающее нацию и накладывающее на неё свой отпечаток. И я намереваюсь здесь перед вами более подробно исследовать одно из таких общих дел, наложившее заметный, характерный отпечаток на облик нашего народа, его судьбу и его великое будущее.

Семён сделал паузу, значительно поправил графин с водочкой, наведя симметрию на подносе, и продолжил:
- Итак, суровый и кровавый 15 век. В России происходит эпохальное открытие космического масштаба! Изобретается водка и принципы её потребления. Каждый русский узнал, что водка есть продукт гастрономический, такой же как уксус, хрен или горчица. Её задача - усиливать вкус блюд и производить утрамбовывающий, освежающий и смывающий жир эффект. Другими словами водку надо обязательно закусывать!

И вот тут сразу стало понятно, кто свои, а кто чужие. Складывающийся вокруг Москвы новый Великорусский этнос твёрдо знал, что он строит Святую Русь, а кто не закусывает, тот не наш! Чуждые скрытные и непонятные люди. А Малороссы и Белорусы - братья. Свои. По крови, по вере и по единству традиции. Но, этот важнейший индификатор принадлежности к нации, только первое доброе дело великого изобретения. Началось массовое творчество народа. Ведь это же искусство, в котором каждый человек может стать художником! Буквально каждый! И люди откликнулись. Все стали творить! Горячие закуски, холодные, овощные, рыбные. Каждый художник хотел найти истину, как и с чем лучше всего употребить рюмочку, дабы получить от этого максимальное удовольствие и пользу для здоровья!

Семён ловко налил в рюмку водки, выбрал наиболее сложно уложенный бутербродик с икорочкой и неким овощем, да и тяпнул грамм 50, не забыв закусить. Все сглотнули. Компания пенсионеров у телевизора, не желая перебивать столь важную лекцию, в тишине замахнули и закусили чем бог послал.

- А, между прочим, дамы и господа, да и товарищи, чего уж, страна с 15 века стала расширяться и укрепляться. Ещё недавно от всех зависимая Русь превратилась в огромное государство. Везде стало хватать творческих умных энергичных подданных! Толковых бояр, отважных полководцев, дерзких купцов, добирающихся до Индии, крестьян, выращивающих огромные урожаи. А как могло быть иначе?! Целая нация творцов! Самый захудалый деревенский пастух, собирая по какому либо поводу гостей, шевелил мозговыми извилинами, стараясь поразить народ своим искусством! Становиться понятным, отчего Россия дала миру столько открытий, почему она занимает 1/6 часть всей земли и почему у неё до сих пор так много талантливых людей!

Семён сделал паузу и строго оглядел присутствующих.
- И могла ли эта благотворная жизнерадостная традиция вкусно закусить не наложить свой отпечаток на облик и характер нашего человека? Разве основные черты нашего национального характера - открытость, широта, лёгкий и весёлый нрав, позитивное мироощущение, не есть следствие столь ценной привычки? Итак, мы утверждаем, что величие России, талант её народа, было определено в том числе и этим великим открытием нашего далёкого предка. Дай Бог ему здоровья и памятник от потомков! И что многие беды России происходят от забвения традиций. Весь 20 век шла по России смута и подмена ценностей. Стала вдруг гулять ложная мысль, что русский человек после первой не закусывает! И после второй. И только после третьей он может слегка занюхать!! Конечно, люди проницательные прекрасно понимают, чьих рук это дело. Кто хочет отнять у нас способность к массовому творчеству! Кто боится великого будущёго нашего народа! Кто пытается развалить наше государство! Вот вы - Семён с жаром обратился к председателю и подвинул к нему поближе соблазнительный поднос. - Скажите, ваша честь, чем вкуснее закусить рюмочку, красной икорочкой или горячим бульоном?

Председатель очнулся от своих мыслей и с долей досады разглядывал нежданно возникший перед ним островок с истинными ценностями.
- Ну - растерянно промямлил он. – Вообще, я предпочитаю классику, бочковой солёный огурчик. Всё остальное раскол и баловство! Но как всё это соотносится с жалобой?!
- Но как же?! Да вот хотя бы возьмём ещё пример из истории…

***
Поздно вечером Мишкин джип подъехал к зданию заводоуправления. Усталые: Михаил, Семён, Мария и Устин Егорыч выбрались из автомобиля.
- Это что за строительство? И без меня?
Хватает же у Михаила сил удивляться. На площади, недалеко от того места где стояла стэлла с огромным валенком, возвышалась некая конструкция. Высокая. Вся завешена белой материей. Изнутри конструкции доносился стук молотков о камень.
- Сюрприз. Лучше пока не видеть - отмахнулся Семён.

Из-за полога конструкции вышел приветливо улыбаясь Игорь Мартемьяныч.
- Здравствуйте, уважаемые.
- Что, Игорь Мартемьяныч, успеешь? - поинтересовался так же доброжелательно Семён. Нравился ему этот детский автор.
- Должен - ответил Игорь Мартемьяныч, почему-то смущаясь и видимо по писательской привычке, пристально вглядываясь в лицо Семёна.
- Как народ? Процесс контролируешь?
- Ребята стараются. Для Михаила Юрьевича я лично, конечно, пишу. Как же иначе, тайна. А так всё рисуется, пишется.
- Что ты там стучишь? - всё-таки решил допытаться Михаил.
- Тайна - таинственно ответил творческий работник и ушёл обратно под полог.

***
Михаил вместе с Семёном и Марией шёл по своему штабу. Работа здесь кипела, суета стояла страшная. Народ, светясь изнутри хулиганским светом, бегал пританцовывая, что-то бодро рисовал и писал.

Семён приотстал, разглядывая работу художников. Некий умелец заканчивал малевать транспарант - «Человек это звучит гордо!» Рядом висел готовый плакат - человек в обнимку с весёлым жуком и надписью - «Русский, Марсианин - дружба!»
Мария, заметив, что Семён далеко, повернулась к Михаилу.
- Мишка, ты меняешься. Ты становишься авантюристом. Я, между прочим, думаю и о большом проекте, и мне не нравится босс - борец с космическими жуками. Не даст это выигрыша ни там, ни там.

- Да ладно! По моему, даже смешно. Как народ конечно, оценит ли старания? А я себя по-новому почувствовал, словно я есть, а границ нет. И воздух свежий, звёздными огурцами пахнет. Не бойся, Маш, что ты? Я есть я. Устал, пойду отдыхать.
Мария смотрела как уходит Михаил, ей хотелось сказать ему что-то ещё, но её окружили люди.

Семён подошёл поближе. Он решил понаблюдать за работой лучшего во всём крае администратора.
Она держала ручку и делала пометки в блокнот.
- Смежники подводят, Мария Вениаминовна - жаловался какой-то мужчина. - Мне 20 тонн мела срочно нужно, а вагон где-то пропал!
- Хорошо. Найдём.
- У меня всё хорошо, Мария Вениаминовна, укладываем траву-то. Пока бог дал погоду. Успеем - докладывал зычным баском другой мужчина.
- Отлично. А-а, Иван Семёныч! Как у вас дела? Много добровольцев записали? - жёстко обратилась Мария как раз к тому самому, как запомнил его Семён, агитатору по детсадам.

Агитатор встряхнул седой шевелюрой и значительно доложил:
- Три человека, Мария Вениаминовна. Три человека пожелали с оружием в так сказать мозолистых руках защищать родную планету. Это уже сила с которой им придётся считаться!
- Немного - заметила недовольно Мария. - Слабовато, Иван Семёныч. Проваливаем мероприятие?
- Виноват - сразу повинился Иван Семёныч, понуро опустив голову. - Подтяну. Мне бы валенков для добровольцев! Вдруг там где холодно будет? Космос ведь. Народ бы сразу откликнулся.
Семён довольно улыбнулся, сделал Иван Семёнычу знак рукой: - Пойдёмте, обсудим, как это лучше организовать.

***
Часов в двенадцать вечера уже стемнело, но людей на улицах города хватало. Прогуливалась молодёжь, да и повзрослее народ отчего-то всё ещё толкался на улицах Усть Солья. Все заинтересованно поглядывали в сторону мэрии.
И пресса собралась там же. Камеры стояли на штативах, готовые к бою, журналисты сбились в кружок, пили горячий чай из термосов, ждали.
А в здании мэрии, как всегда, трудолюбивыми огоньками горело то крыло, где трудился штаб Бориса.

Сам Мэр и Федул расположились на небольшом балкончике у кабинета Бориса, пили кофе, беседовали о вечном.
- Ничего, ничего - подбадривал шефа Федул. - Всё это ерунда. Фантастика. Народ не любит фантазёров. Народ верит в реалии: коррупция, бандитизм, маньяки, некрофилы, педерасты. Вот наш хлеб, и на том стоим.
Борис, прихлебнув из чашечки, доброжелательно крикнул журналистам: - Господа. Ну что вы как дети, в самом деле, езжайте по домам. Нет у нас ничего, кроме грязных технологий.

- А почему вы водку не закусываете? Странно это в самом деле - возразил вяло кто-то из проницательных журналистов.
- Да потому, чудак ты эдакий - ответил Борис, начиная злится, - что её сам президент не закусывает! Ты хоть раз видел, чтобы он на приёме.. - и вдруг Борис остолбенел.
Федул удивлённо повернулся в сторону остекленевшего взгляда Бориса.
Пресса, взвыв, бросилась к телекамерам.

Над зданием мэрии, метрах в ста, медленно и торжественно двигалась космическая тарелка. Диаметром метров в двадцать. И иллюминаторы у неё переливались, как и положено неземным механизмам, оранжевым светом. Тарелка подплыла ближе.
- Не может быть! - шептал потрясённый Борис. - Этого не может быть!

Тарелка остановилась. Вдруг по её краю, как на электронном табло, ровно побежали золотистые буквы - Боря, держись. Мы поможем. - После этого тарелка резко пошла вдоль площади, постепенно набирая высоту, и скрылась.
Мэр с Федулом так и стояли оцепеневшие. Борис всё шептал - Этого не может быть! Кто?!

Пресса кинулась собирать аппаратуру. Раскидывались спутниковые антенны, журналисты кричали что-то взахлёб на камеры.
Горожане стояли потрясённые.
А Устин Егорыч осторожно оглядывал улицу. Он вновь оценивал происходящие события с крыши девятиэтажки, что встала напротив мэрии. Юрка разбирал и укладывал в чемодан механизм.

- Ох, ты и жук всё-таки! Гений! Как же ты сделал, что луча-то не видно, только блюдце это, мать её. Даже я смотрю - пробирает!
- Я в детстве ещё такой примерно аппарат собирал, в технике молодёжи чертёж публиковали. Отец сломал. Очень ему со мной хлебнулось, конечно. Столько лет прошло, а помню.
Юрка машинально погладил джинсы на мягком месте. Отца вспомнил, растроганно догадался Устин Егорыч.

***
Как правильно предсказывал Семён - завертелась карусель. Заработали станки газетные. Везде на первых полосах крупно пропечатали фотографию космической тарелки над зданием мэрии Усть Солья. И радостные подписи на разных языках планеты Земля - "Дождались!" И новости на ВВС. И французские каналы не забыли упомянуть добрым словом Уральский регион и прилетевших туда на праздник демократии инопланетных наблюдателей от далёких звёзд.

А по улицам Усть-Солья побежали ловкие активисты расклеивать и раздавать листовки. На них, в полный цвет и широчайший формат, фото с неземной тарелкой.
Народ листовки брал, читал, думал: о вечности, о вселенной, о демократии.

***
В студии местной телекомпании шёл прямой эфир. За столом сидел Михаил, рядом с ним основательно устроился известный частыми выступлениями по центральному телевидению космонавт Жуковский.
Мишка, поймав кураж, текст лепил, словно годами выстраданный и не дающий ему права на молчание.
- Хорошо. Пусть так. Мы ведь никого не обвиняем, но есть вопросы. Вот например такой - он показал на камеру фотографию некоего нарядного здания. - Это сооружение всем вам хорошо известно - новый городской морг. За один год, между прочим, отгрохали зданьице, а там и бассейны, и сауны, и бог знает что! Но я не про это. Бог им судья. Почему такая странная форма у здания и особенно у крыши? Видите какой таинственный овал. Так вот, мы измерили все размеры этого чуда архитектуры и выяснилось, что это не крыша, а идеальная площадка для приземления космических кораблей! Если тарелка сядет в самый центр, вот сюда, то по краям до бортиков как раз остаётся ровно по семь сантиметров! Какая точность, однако. Вам это ни о чём не говорит, Павел Викторович?

Космонавт кашлянул в кулак и уверенно продолжил развивать предложенную тему:
- А как же, цифра знакомая. Много ещё таинственного на этом свете, непонятного. Вроде простое дело - дом, крыша. А приглядишься, подумаешь - как раз место для приземления. А где ещё в вашем городе садится? Я бы только сюда. На морг. Такая знаете форма, манит. У вас вообще места замечательные! Особенно рыбалка. Почему так?
- Куда идут народные деньги? - вопросил с надрывом Михаил. - Пришельцам надо, пусть финансируют!

***
И вот из стеклянных дверей местного телевидения вышел, начинающий набирать уверенность в походке и пристальности взгляда с прищуром, Михаил, за ним Семён и Мария. Устин Егорыч ждал их у машины. Невдалеке сторожил автомобиль с охраной.

- Что сказать, молодец, входишь в образ. Прирождённый политик! Дай бог, чтобы народ оценил - не забывал Семён подбрасывать дровишек в топку разгорающегося Мишкиного тщеславия. Уверенность должна закрепляться песнями друзей.
- Врёт и не моргает. Достижение! - подкинула Мария свою неизменную ложку дёгтя.
- Но, но! Как ты говоришь, с надеждой и вождём мирового человечества? - пресёк тут же критику суровый Михаил, не желая выходить из образа.

Они уже подошли к машине. Но прозвучал резкий визг тормозов и два микроавтобуса бесцеремонно перегородили дорогу. Из них посыпались хмурые люди в камуфляже и масках. Опять взвилось знакомое:
- Стоять! Лежать! Руки за головы, на хрен! Ноги шире! Не шевелится! Пять минут голов не поднимать!
Маски подхватили Михаила, запихнули в автобусик и унеслись.
- Чтоб вас! - сказал ошарашено Устин Егорыч. - Никак привыкнуть не могу. Вот инопланетяне-то!
Семён, помогая Марии подняться, пытался стряхнуть с неё пыль.
- Да ладно. Сам не ушибся?
- У меня наколенники. Так, а ну давай народ, прессу! В темпе! - приказал Семён.
Зеваки и сами быстро собирались возле места происшествия.

***
Испуганного, а впрочем, теперь уже быстро приходящего в себя Мишку, внесли куда-то на руках, сняли наручники, с головы стянули чулок. Да какой там чулок! Колготки женские старые, тьфу! Опять он оказался в той же комнате, на том же табурете, с тем же генералом.

- И ещё раз скажу, здравствуйте, Михаил Юрьевич. Вопросы опять возникли. Отвечать будем?
- Ну чего привязались! Что опять не так?
- Страшная тайна вскрылась. Что это?

Генерал, сдерживая волнение, вставил кассету в видеомагнитофон. На экране включилось изображение. В кадре стоял Михаил, наряженный в какой-то странный серый волосатый костюм. Перед ним, метрах в десяти, стоит Устин Егорыч с ружьём. Егорыч палит из него в Мишку, в район корпуса, а тот знай, идёт себе упрямо вперёд. Пули Мишку отталкивают, а он ничего, даже улыбается. Не, ну какие они всё-таки ушлые, когда не надо, эти наши таинственные, пусть и государственные, органы!

- Вот ни хрена себе! Это - то, как умудрились записать?! - возмутился Михаил.
- Что это?
- Что, что. Новая разработка. Испытываем. Бронежилет из валенковой материи. Материя, само собой, необычная, особая сбойка волокон, пропитка новейшая, пушкой не пробьёшь! Открытие, короче. Сейчас патентуем. Как застолбим авторские права, объявим.
- Так что ж мы сидим! - рявкнул тут генерал. - Мать вашу! Такое важнейшее открытие, а компетентные органы не в курсе! Сейчас же режим секретности и всех причастных в секретку!

- Не выйдет - испугался сразу Мишка. - Мы застраховались. Только подам сигнал, тут же в Швейцарии статью опубликуют со всеми данными. Лучше давайте по хорошему говорить, без диктата! У нас частное предприятие!
Генерал даже застонал на такое гадство:
- Что ж вы делаете?! А оборона страны?!
- Я теперь и обо всём человечестве думать должен. Но мы ведь не отказываемся. Пожалуйста, наладим производство, обеспечим родные войска и спецслужбы. Вы заказ оформляйте и главное оплатить не забудьте. А секрет ткани мы никому не скажем. Что мы? Это же бизнес!

- Ну, а в мэры зачем лезете? Посмешище из себя устроили.
- Наверно в хозяйственных делах я разбираюсь получше чем этот придурок. Да мы из нашего Усть-Солья первый город России сделаем! А может и мира. И бизнес прикрыть надо. А то умельцы быстро набегут, знаем.
- Мы, Михаил, отныне ваше прикрытие! Никого не бойтесь. Давайте секретку объявим? - мягко просил генерал.
- Нет, не могу. Да всё же идёт правильно. Вы лучше заявку на изделие пишите. Первые экземпляры вашему ведомству. Гарантирую.
В дверь заглянул помощник.
- Товарищ генерал, опять толпа собирается. Может уж пугнуть легонько, а?
Генерал замахал на него руками - Всё, всё, уходит Михаил Юрьевич. До свиданья. Здоровья вам.

***
Как только Михаил вышел, его, как стало уже привычным, тут же окружила пресса. И зевак собралось много. Чуть поодаль чем-то простым закусывали люди с транспарантом - «На кого работают спецслужбы?» Плотной кучкой стояли детсадовские карапузы с красными воздушными шариками, на которых был запечатлен портрет лучшего друга детей. Детишки ели мороженое, махали шариками и радостно кричали: - свободу дяденьке Мише!

- За что вас пытают российские спецслужбы? - жадно спросили Михаила иностранные журналисты.
- За что муки претерпеваешь, брат? – жалостливо окликнул его российский права защищающий журналист,
- Да ладно - смутился Мишка. - Нормально всё. Работа у них такая. Дело-то не простое, космическое.

Он пробился сквозь толпу, всем приветливо помахал рукой и сел в машину. Там его ждали Семён и Мария. Устин Егорыч тронул автомобиль.
Мария, заботливо оглядывая Михаила на предмет синяков, удовлетворённо заметила:
- Я начинаю привыкать к экстремалу. Спасибо Семёну, быстро всё организовали. Испугались!
- Нет, Маш, они за другим приходили. Про разработку спецбронежилета как-то узнали.
Устин Егорыч и Мария испуганно уставились на Мишку.
Семён оценил ситуацию. Есть тайна. От него?

Продолжение: часть 5


  • 1
И так обхохотался весь, но "Бронежилет из валенковой материи", тут вообще под стол рухнул.
Давайте еще.

Классная шутка, раньше такие можно было только у Петросяна услышать. Ну, в крайнем случае, у Степанченко.

Тут на многосерийный сериал материала хватит )

Да нет )) подходим к кульминации

Классно! Автор Ваш родственник?

чумовая повесть

я тут чуть под стол не сполз =)
как открыл - махом читаю, на время не смотрю, на работу опаздываю уже )

  • 1
?

Log in

No account? Create an account