?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Угонщики самолетов, полицаи, перебежчики и обычные уголовники - тоже политически репрессированные?
gurianov_pavel
Мой хороший знакомый полковник МВД в отставке Анатолий Алексеевич Терентьев, бывший куратор по линии МВД колонии для особо опасных государственных преступников ВС-389/36, превращённой в музей пропаганды бандеровцев и прочих фашистов,  высказался по поводу создания общественного совета музея, который возглавит давний партнёр Пермь-36 Владимир Лукин, а также по поводу выставки посвящённой музею, которая проходит сейчас в фойе главной библиотеке Пермского каря – краевой библиотеки им. Горького.

Оригинал взят у an_terentjev в Угонщики самолетов, полицаи, перебежчики и обычные уголовники - тоже политически репрессированные?!"

Опять меня попроисли высказаться о музее Пермь-36. Интервью в  информационном агенстве "Накануне.ре".
Источник: http://www.nakanune.ru/articles/19604/

Угонщики самолетов, полицаи, перебежчики и обычные уголовники - тоже политически репрессированные?!"
Тема "увековечивания памяти жертв политических репрессий" построена на множестве спекуляций, но активно поддерживается в Кремле. Это видно на примере "Перми-36".
Музей на месте бывшей исправительной колонии-36 остается в центре внимания общественников и "правозащитников". Последние в лице советника президента по вопросам развития гражданского общества Михаила Федотова благодарят президента за сохранение музея. Казалось бы, работы у них хватает: на Украине полнейшее беззаконие с соблюдением прав человека, там от рук националистов гибнут не только украинцы, но и россияне, одновременно с этим тысячи спасающихся от войны беженцев расселяются в нашей стране. Но защитники заняты другим - проблемами музея "Пермь-36" и "увековечиванием жертв репрессий". -

Конечно, важнее как можно скорее решить, где открыть офис восстановившему права АНО "Пермь-36", решить, как разделить зоны влияния в музее, какие новые выставки придумать, чем заниматься реальными проблемами из разряда "жизни и смерти".

В начале октября прошло очередное совещание в Администрации президента. Под председательством первого заместителя руководителя администрации президента РФ Вячеслава Володина при музее решено создать общественный совет, который возглавит опять-таки правозащитник Владимир Лукин. Помогать ему в этом будет пермский омбудсмен Татьяна Марголина, заслужившая славу "западного агента". Для равновесия сил третьим ключевым лицом назначен глава администрации губернатора Прикамья Алексей Фролов. Остается только наблюдать, в чью сторону склонится чаша весов: станет ли музей государственным, а значит – не очерняющим наше прошлое, или же останется вражеским – где историческая правда продана за американские гранты.

Как ранее писало Накануне.RU, со сменой руководства госучреждения появилась надежда на перемены. Плакаты с диссидентами – душегубами, возвеличенными до национальных героев, - оказались за закрытыми дверями. Сталина не сравнивают с Гитлером, а советскую власть – с фашистским режимом Третьего рейха.

Но этого мало, то, что АНО никуда не делось, видно по последним мероприятиям, которые организует музей. На днях в Перми прошла акция "Возвращение имен", приуроченная "ко дню памяти жертв политических репрессий" (отмечается 30 октября). Со сцены пермяки зачитали имена 7 тыс. 474 репрессированных во времена сталинского правления земляков. Никто не спорит, что память об этом непростом времени должна быть, смущает только попытка всех пологовно представить "безвинными жертвами", да и организаторы вполне себе "грантоедские" - пермское краевое отделение Международного общества "Мемориал", автономная некоммерческая организация "Пермь-36". К счастью, мероприятие прошло мирно, без нацистских лозунгов и призывов к свержению власти. Но опасения, что щекотливая тема политических репрессий используется спекулянтами в своих корыстных интересах, не покидают.




А на днях в краевой библиотеке имени Горького открылась выставка, посвященная "Перми-36". По стендам, представленным на ней, становится очевидным, что новое руководство госучреждения еще не до конца освободилось от дурного влияния АНО. Назвать осужденных своими именами дирекция оказалась неготова. Своими впечатлениями о выставке и мнением о двуличной политике прозападных так называемых "правозащитников" в интервью с Накануне.RU поделился куратор исправительной трудовой колонии №36 по линии МВД Анатолий Терентьев.

Вопрос: Анатолий Алексеевич, что Вы думаете о новой выставке, посвященной музею?

Анатолий Терентьев: Мне непонятно, зачем эту выставку размещать в таком присутственном месте, как Горьковская краевая библиотека, где в основном ходит молодежь? Почему новое руководство музея "Пермь-36" продолжает политику предыдущих руководителей, которые везде, где надо и где не надо, старались пропагандировать "Пермь-36". Это были семинары, фильмы, фотовыставки, демонстрация плакатов, круглые столы и так далее. Это совершенно не нужно!

Вопрос: А как сама директор музея объясняет мотивы проведения выставки?

Анатолий Терентьев: Я переговорил с новым директором музея. Спрашиваю, для чего это. А она мне рассказывает о том, что у предыдущего руководства благодаря таким выставкам в музей приходило 40 тыс. человек в год. Но зачем теперь ориентироваться на них, ведь признано, что предыдущие руководители вели свою деятельность с грубейшей фальсификацией фактов, с искажением исторической действительности?

Вопрос: А что на новых стендах? Объективная информация или искаженная, как прежде?

Анатолий Терентьев: Стоит первый стенд – "Музей политических репрессий "Пермь-36". Краткая историческая справка. Согласно Уголовному кодексу 1961 г., понятия "осужденные по политическим причинам" не было. Так зачем молодежи в сознание впихивать, что были политические осужденные? Что раньше Шмыров с Марголиной делали, то и сейчас продолжается.

В краткой исторической справке сказано: в 1946 г. сидели уголовники, указана численность 400 с чем-то человек. Второй этап – сидели сотрудники правоохранительных органов – прокуроры, следователи, сотрудники МВД, которых было около 300. А также – "бытовики" – те, кто опоздал на работу на 20 минут. Про третий этап – с 1972 г. - не расписано, кто составлял контингент осужденных. А надо так и расписать: "осужденные за государственные и воинские преступления, куда входили власовцы, бандеровцы, бойцы УПА, полицаи, лесные братья". Это же музей, тут нужно придерживаться фактов.

Вопрос: Вы сказали это директору музея? Какая была реакция?

Анатолий Терентьев: Директор меня выслушала, но я думаю, что стенд так и стоит там. И люди приходят и думают, что политически репрессированные на самом деле были. А по факту – там содержались угонщики самолетов, молодые люди, которые попытали счастье побывать за границей, служа советской армии, они перебегали границу. Например, внук контрадмирала Абанькина, который оказался подлецом. Это были религиозные деятели, которые шли в противовес христианству и другим традиционным религиям. Это были чисто уголовники, которые шли на все, лишь бы быть несогласными с советской властью. Но об этом обо всем на выставке ни слова!

Я здесь сделаю небольшое оступление и покажу вам эту выставку и стенды, заполвшие всё фойе библиотеки.
IMG_20141017_153943
IMG_20141017_154012
п1 п2
п3
п4
п11
п5
п6
п7
п9
п10

Вопрос: Насколько я знаю, раньше в музее были стенды с украинскими националистами, бандеровцами и предателями. Но теперь их убрали. На этой выставке они были?

Анатолий Терентьев: Нет, на этих стендах отсутствуют мерзопакостные морды – Стуса, Лукьяненко, Черновола, Ковалева. Этого ничего нет. Все остальные стенды посвящены схемам этой колонии, понятно зачем. Для чего это надо? Молодые люди приходят, смотрят – какие-то схемы, какие-то бараки, какие-то штрафные изоляторы.

Выставка о Пермь-36 в библиотеке имени Грького, проводимая год назад старым руководством музея - АНО "Пермь-36"




Вопрос: На Ваш взгляд, о чем нужно рассказывать в ситуации с музеем "Пермь-36"? Ведь явно не об устройстве колонии…

Анатолий Терентьев: Во вторник в Перми прошел пикет недалеко от здания заксобрания. Было более 30 плакатов, в которых содержались призывы закрыть "Пермь-36" и снять Марголину с должности. Вы думаете, где-то в новостных каналах показали этот пикет? Нет. Но зато какую-то дрянь по телевизору показали, а об этом умолчали. Власть специально это делает, чтобы умолчать о "Перми-36".

Пермь-36, Пермь, митинг|Фото: kprf.perm.ru

Митинг за закрытие музея

Вопрос: А в чем провинилась Марголина, что ее хотят сместить?

Анатолий Терентьев: Объясню на примере. На востоке Украины погиб пермяк, молодой парень. Хороший парень, лично я его знал. Он из 136 школы. Я переговорил с директором, сказал ему, что парень погиб в бою с бандеровцами, с украинскими фашистами.

Александр Стефановский|Фото: vk.com

Вы думаете, хоть один правозащитник рот разинул в защиту его семьи? Марголина сказала, что сожалеет о том, что нарушены права нашего российского гражданина, который по воле сердца поехал воевать с бандеровцами? Тишина. Я этот вопрос задал директору школы, он ответил отрицательно: "Мы знаем Марголину, она придерживается своей точки зрения". То есть точки зрения людей, которые в свое время боролись с советской властью – это бандеровцы, украинские националисты. Они, по их мнению, являются борцами за свободу, партизанами, но ни в коем случае они не бандиты, они нормальные люди. Так отзывается Сергей Ковалев - "правозащитник", который сидел в свое время, а сейчас проживает в Америке, имеет двойное гражданство.

Вы знаете, что летчицу Савченко московский "Мемориал" признал политически репрессированной? Это человек, воевавший с оружием в руках, из-за которого погибло два российских журналиста. Теперь заявляют, что, якобы, были нарушены ее права. Я предложил директору школы около этих стендов собрать учеников, я бы им рассказал, почему говорят так, почему обманывают.

Вопрос: Как Вы относитесь к идее сохранить музей, создав при нем общественный совет во главе с Лукиным?

Анатолий Терентьев: Я не понимаю, зачем народные деньги тратить на музей, есть ведь существующие колонии. Двери колоний открыты для экскурсий. Нет, им нужен отдельный объект, чтобы там содержать директора, штат и так далее, чтобы платить за коммуналку.

Создан общественный совет при музее. Это очередное подтверждение того, что будут руководить не Федотов с Карагановым и всякие Марголины, а будут руководить люди, которые уполномочены государством. Это музей государственный, краевой, и там будет программа, в которой будет информация о тех, кто там содержался. Мы будем настаивать на том, чтобы по всем, кто там содержался, была маленькая аннотация – кто сколько заслуживает.

Пермь-36, Пермь, Лукьяненко|Фото: livejournal.com Стус, Пермь-36|Фото: Суть времени

Балис Гаяускас, диссидент и бывший литовский боевик времён ВОВ

Стенды о "борцах за свободу" в музее "Пермь-36"

Надо о каждом осужденном, который там сидел, давать краткую справку: по какой статье был осужден и краткое упоминание об участии в боях с партизанами, в боях с советской армией, были ли погибшие от их рук, раненые. Про полицейских – вели на расстрел столько-то, про лесных братьев – количество убитых, про угонщиков самолетов – что пытались узнать. Сейчас за угон самолетов дают 15 лет, а про бывших угонщиков визжат, что это "узники совести". Надо, чтобы люди приходили как в музей и смотрели: это был власовец, правильно ему дали срок.

Вопрос: По-Вашему, кто ответственен за эту "прозападную" политику музея?

Анатолий Терентьев: Алексей Симонов, Владимир Лукин, Сергей Ковалев, Михаил Федотов – вот вдохновители всех этих мероприятий, негодяи. Корчат из себя демократов. Симонов говорит, что Советский Союз на Германию хотел напасть. Змеи собрались в один клубок и это дело делают.
Алексей Симонов, Владимир Лукин, Сергей Ковалев, Михаил Федотов, Пермь-36


  • 1
а потом, они будут искренне удивляться "а нас за что"?

  • 1