?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Ход Учёного Совета ПГФА, на котором обсуждался вопрос о присоединении к университету
gurianov_pavel
25 декабря 2014г. состоялся Учёный Совет Пермской государственной фармацевтической академии. Неожиданно для сотрудников  академии, которые не являлись членами Учёного Совета, и без обсуждения с сотрудниками кафедр в повестку Учёного совета был вынесен вопрос о присоединении ПГФА к Пермскому государственному национальному исследовательскому университету (ПГНИУ). 

Как член инициативной группы, собиравший подписи против ликвидации ПГФА как самостоятельного учебного заведения и представитель группы сотрудников ПГФА, которые были на встрече с руководителем администрации губернатора Фроловым и вице-премьером Кочуровой по вопросу ПГФА я попросил слово. Я предложил членам Учёного Совета ПГФА для сохранения ПГФА как самостоятельной организации провести до нового года круглый стол или конференцию  «Развитие фармацевтического образования фармпромышленности и фармотрасли в России в целом и роль в этом ПГФА», где бы кафедры могли представить свои планы самостоятельного развития вуза, в т.ч. планы по созданию в России на базе ПГФА первого в России фармацевтического университета.  Это было бы мощной альтернативой присоединению ПГФА к каким бы то ни было другим вузам.

Однако члены Учёного Совета, к сожалению, эту идею не поддержали, видимо, поскольку часть из них, уже была увлечена другой. Далее я приведу ход обсуждения вопроса о присоединении ПГФА к ПГНИУ.
А.В. Солонинина, заведующая кафедрой управления и экономики фармации, проректор: В Академию приходило письмо Минздрава о том, что в Минздрав обратился губернатор с ректором медицинской академии Корюкиной о том, чтобы ПГФА присоединить к медицинской академии. И мы на это писали обоснование о том, что мы не считаем целесообразным это делать. Поскольку специфика фармацевтического образования она не совсем совпадает с медицинским образованием. Что сейчас особое внимание уделяется производству лекарственных препаратов и для государства – это важнейшая государственная политика – создание отечественных конкурентоспособных препаратов и для этого нужна соответствующая подготовка кадров. Что мы получили лицензии на 2 специальности: «химической технологии» и «биотехнологии». В этой связи не считаем целесообразным присоединение фармацевтической академии к медицинской. Также там мы обосновывали, что у нас вуз не только федерального значения, в котором обучаются студенты из разных регионов (более 60 регионов), но и из 12 иностранных государств. Мы не считаем возможным вообще присоединение. Вот такое письмо было направлено в Минздрав.

И.В. Алексеева, и.о. ректора. Это было только письмо на уровне Минздрава.

А.В. Солонинина: Это письмо пришло не к нам, а в органы исполнительной власти Пермского края. Они просто нас проинформировали об этом.

Г.И. Олешко, бывший ректор ПГФА, ныне Президент ПГФА: Пригласили Ирину Владимировну (и.о. ректора Алексеева) на совещание по этому вопросу. Попросили нашего мнения. Это было первое рабочее совещание, посвящённое официально этому вопросу. Если говорить по медуниверситету, там какие-то закулисные игры, кто-то что-то делит, кого-то будет брать, кого-то выгонять и так далее. Единственное реальное ответственное решение – поступило письмо, копию перепревали к нам в академию  - о присоединение к ПГНИУ. Пригласили нас к министру образования Пермского края. Обсудили, подготовили соображения, все документы и передали их губернатору на рассмотрение. Это рабочее состояния вопроса, который у нас впереди.

М.Н. Лазарева, зав.каф. латинского языка:  Учитывая глобальную тенденцию укрупнения вузов, то, что в составе МГУ есть эффективный медико-фармацевтический факультет. Почему мы не можем, учитывая этот опыт, инициативно поддержать это направление? И проголосовать за то, чтобы влиться в состав ПГНИУ.

А.В. Солонинина: Уважаемые члены Совета, всё таки, давайте попытаемся сохранить самостоятельность. На мой взгляд, всё таки, не нужно так голосовать. Это получатся, что мы сами не хотим самостоятельно работать, а мы хотим в университет.

В.Д. Белоногова: А есть такая возможность?

А.В. Солонинина: А кто нас закрыл? Пока нас никто не закрыл.

В.М. Томилова, заведующая кафедрой иностранных языков: Чтобы не бросаться в крайности, можем мы выстроить политику представления наших собственных интересов? На уровне Учёного Совета я считаю необходимо это сделать. Что мы будем делать дальше и этим должен управлять Учёный Совет. Люди все заодно за то, чтобы академия существовала. Если вы говорите, что это невозможно, то мы должны тут же реагировать. Прямо сейчас в ручном управлении. У нас должно быть чётко, чтобы был координирующей центр. Меня вчера иностранные граждане спрашивают, которые ещё по-русски не говорят: какой мы дадим им диплом? Студенты спрашивают, мы должны чётко с вами занять позицию. Никто не против бороться за академию, но надо это делать грамотно, всем вместе.

А.В. Солонинина: Мы можем написать, что  хотелось бы оставит собственное юридическое лицо, а в случае невозможности…

Г.И. Олешко: Почему встал сегодня вопрос. Он развивается критически. Он будет принят уже возможно в этом году, если мы сегодня с вами не примем правильное решение, так как мы посчитаем. Дело в том, что присоединение нашей академии к Медакадемии длится уже более 20 лет. Казалось бы, какие основания? Постоянно идут желания «прихватизировать» фармакадемию. Мы всё время отбиваемся. Сейчас новая атака на академию. Её сейчас очень сложно отбивать. Потому может быть для того чтобы сохранить костяк академии, нам нужно, я повторяю сегодня, не откладывая. Потому что этим вопрос занимались без создания какой-то группы. Мы должны сегодня принять важное для себя решение. Или мы согласны, чтобы продолжать дальше развитие вопроса о присоединении к национальному университету. Это один шанс остаться академии в составе университета, или мы отдаёмся на волю того что будет. Вопрос по-другому не стоит абсолютно. Время у нас осталось 1-2 дня, документы передать, потому что университет обсуждал это вопрос у себя. Они ждут нашего решения. Если мы сегодня принимаем решение, они следуют за нами тут же. Обсуждают этот вопрос уже вместе. Мы это вопрос продвигаем дальше уже на решение Правительства Российской федерации.

А.В. Солонинина: А к университету в каком статусе? Как факультет или как институт?

Г.И. Олешко: Это уже будет рабочая группа устанавливать.

П.С. Гурьянов: Это принципиальный вопрос. В ПГНИУ есть химфак, физфак, биофак. Все наши кафедры сольют и фармакадемия растворится.

Игошев М.В., заведующий кафедрой физической культуры ПГФА, доцент ПГНИУ:  Может мы решение этого вопроса перенесём на конец учёного совета, освободим людей, которые не члены учёного совета и только членами учёного совета обсудить это? Чтобы нам из-за спины не задавали вопросы: а вот это? а вот это? А вот уже коллективом учёного совета мы это решали.

Далее Учёный Совет ПГФА обсуждал вопросы избрания сотрудников кафедр по конкурсу и прочие производственные вопросы. И после того как все вопросы были решены Учёный Совет вновь вернулся к вопросу присоединения к ПГНИУ.

Ряд членов учёного совета стали наставать на том, чтобы на обсуждении остались только члены Учёного Совета, а все остальные сотрудники покинули его. Попросили удалится и меня.

П.С. Гурьянов: Я не голосую. Учёный Совет не является закрытой структурой. Кроме того, я официально являюсь журналистом и поэтому попытка удаления меня будет являться нарушением закона о СМИ и более того уголовным преступлением.

Говоря эти слова, я продемонстрировал своё журналистское удостоверение газеты «Суть времени  Пермь», учредителем, журналистом и членом редколлегии которой я являюсь.

Игошев М.В., заведующий кафедрой физической культуры ПГФА, доцент ПГНИУ:  До вас донесут информацию заведующий кафедрой, секретарь учёного совета. Давайте не будем возбуждать друг друга.

П.С. Гурьянов: Я вам не мешаю, и я не голосую.

Игошев М.В.: Я предлагаю позвать службу безопасности. Вас за руку возьмут и выведут. И это право службы безопасности. 

П.С. Гурьянов: Тогда это будет являться преступлением.

Игошев М.В.:   Вы почему хотите сорвать заседание? Вы не понимаете о чём разговор? О каком корреспонденте идёт речь? Покажите аккредитацию.

П.С. Гурьянов: Как журналист я имею право посещать государственные организации. (см. ст.47 «Права журналиста» ФЗ «О СМИ»: Журналист имеет право: 2) посещать государственные органы и организации, предприятия и учреждения, органы общественных объединений либо их пресс-службы).

Игошев М.В. Вы получите информацию после Учёного Совета. Я сейчас за ухо вас выведу! И потом напишите обо мне в газете! Моя фамилия Игошев! Напишите.

П.С. Гурьянов: Примените ко мне силу – будете отвечать за уголовное преступление.

Игошев М.В.:   Хорошо, договорились! Я возьму сумку.

С этими словами Игошев М.В. стал вырывать у меню мою сумку, и попытался её потащить на себя, к выходу, видимо надеясь, что за вещью последую и я.

Игошев М.В.: Вызовете службу безопасности!

В процесс вмешался студент ПГФА, член студенческого Совета Галеев Артемий.

А. Галеев: Уважаемые преподаватели, что за пример вы показываете студентам?!

Все застыли.

Игошев М.В.: Вы чё на меня-то смотрите? Вы смотрите на него!

Сделаю отступление. Я непремену воспользоваться советом Игошева М.В. и опишу данный случай в газете и думаю не в одной. Но как я его и предупреждал по итогам всего произошедшего, я незамедлительно обращусь в правоохранительные органы с заявлением с просьбой возбудить уголовное дело в отношение Игошева М.В. по факту преступления, предусмотренного 144-ой статей уголовного кодекса РФ:
1. Воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов путем принуждения их к распространению либо к отказу от распространения информации - наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года.
3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, соединенные с насилием над журналистом или его близкими либо с повреждением или уничтожением их имущества, а равно с угрозой применения такого насилия, - наказываются принудительными работами на срок до пяти лет или лишением свободы на срок до шести лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Что же касается решения учёного Совета то на нём уже навсегда останется тяжёлый шлейф попытки обсуждать такой сверхважный для российской фармации вопрос кулаурно, без учёта мнения остальных сотрудников ПГФА, а также совершенного уголовного преступления - попытки физически воздействовать на преподавателя ПГФА со стороны доцента ПГНИУ, который и был изначально инициатором кулуарного обсуждения.

И.В. Алексеева студенту: По поводу участие в съезде студентов мед и фармвузов. Какая у вас информация? Доведите до сведения Учёного Совета и можете идти.

А. Галеев: Татьяной Владимировной Семеновой мне была доведена информация, что нашу академию расформировывают.

Л.М. Коркодинова, заведующая кафедрой фармацевтической химии: А кто она такая?

А. Галеев: Директор департамента образования  и кадровой политики Министерства здравоохранения Российской Федерации.  И сейчас идёт вопрос о том к кому мы присоединимся: либо это будет министерство здравоохранения РФ, либо это будет министерство образования РФ. И это она просила передать студентам. Я опросил членов студенческого совета. Ребята естественно за сохранение суверенитета академии, но если это невозможно, либо у нас будет стопроцентное присоединение, если выбирать ПГНИУ и медуниверситет, ребята выбирают ПГНИУ. Это более перспективный вуз с широкими возможностями.

А.В. Солонина: Вы кого опросили?

А. Галеев: членов студсовета.

Л.М. Коркодинова: информацию надо более солидную выложить нам всем.

Г.И. Олешко: Полная информация, что в рамках Минздрава нас нет уже. Нас уже присоединяют. Причём, обратите внимание. Никто с коллективом ни о чём не говорит. Кулуарно всё. Узнали мы об этом совершенно случайно, потому что студенты были на встрече. В развитии вопроса стал рассматриваться вопрос – присоединении академии к ПГНИУ. Откуда мы узнали о ПГНИУ. Мы узнали из письма, которое поступило в адрес Правительства Пермского края. По этому письму пригласили Ирину Владимировну на это обсуждение. Я тоже присутствовал на этом обсуждении. Где рассматривался вопрос о возможности принять решение об объединении академии и университета. Это письмо совершенно официальное и надо нам сегодня принимать решение, по поводу видения того где мы будем находиться. Или там. Или там.

- Как отдельную организацию не оставят?

Г.И. Олешко: Не оставят.

И.В. Алексеева: Уважаемые, обращаю ещё раз ваше внимание. Учредитель никакой официальной информации не даёт.  Я ещё раз обращаю на это ваше внимание.

В.Д. Белоногова: Но те организации ждут ответа, что мы хотим.

И.В. Алексеева: Единственное - есть официальная информация – есть распоряжение Ольги Юрьевны Голодец о том, что присоединить фармакадемию к ПГНИУ. Всё. Больше от нас никт никакой официальной информации не ждёт.

Л.М. Коркодинова, заведующая кафедрой фармацевтической химии: Этот университет, он согласен нас принять с руками и ногами. В Воронеже есть 2 фармацевтических факультета. Один при медакадемии, а другой при университете. И на более выгодном положении находятся те, кто при университете. Там говорят к нам уважительное отношение и обеспечение намного лучше. Там наука развивается и нас ценят. В медакадемиях, сколько я не слышала отзывов и также Пятигорская фармакадемия, которая была присоединена к Волгограду. Они говорят, три года уже мучаются. Они мне сказали: «вы старайтесь руками и ногами к медакадемии не присоединяться». И в Воронежском университете говорят, мы живём в согласии мире и дружбе. Они набрали 50 человек на очное и на заочное. И всё на коммерческой основе.

И.В. Алексеева: Уважаемые коллеги, вы прекрасно знаете, что университет и без нас открывает фармацевтический факультет.

Г.И. Олешко: Я дополню. Мне поручили вас уведомить, что ректорат даст гарантию, что ни один человек, ни один сотрудник, не пострадает в результате. Ни по зарплате, ни по своим условиям  работы, ни по структурным подразделениям. Всё будет сохранено. Всё будет функционировать так как функционировало. И все вопросы будут решаться только в согласии.

В.Д. Белоногова: Надо принимать решение. Давайте принимать решение.

Л.М. Коркодинова: Вам тоже позвонили?  Мне позвонили, сказали какое решение вот этот учёный совет примет, вот нам бы интересно было знать.

Игошев М.В.: Как работник университета, я доцент кафедры университета, проработал там 27 лет. Это не лёгкий выбор. На примере Соликамского института, который был присоединён к университету. Это не быстрый процесс. После того как они дали согласие ушло 5 лет только для того, чтобы они в этом году получили аккредитацию. Это сложно будет для нас всех. Самое сложное – это система ЕТИС. Университет работает по системе  ЕТИС. ЕТИС – это полностью электронные зачёты. Машины всё выставляют. Преподаватели только ставят контрольные точки, машина выставляет зачёт.

- Всё уже всем понятно! Плохо не будет.

Гурьянов П.С. : Ну а почему нам свой фармацевтический университет не сделать?

В.М. Томилова: Павел Сергеевич, ну это невозможно! Надо быть реалистами!

Е.В. Вихарева, заведующий кафедрой аналитической химии: Пока не понятно как мы будем соотноситься с тем новым фармфаком университета?

В.М. Томилова: Мы придём туда факультетом и тогда к нам придут люди. Либо мы останемся в медакадемии и они свою структуру образуют. Надо понимать ситуацию!

Л.М. Коркодинова: Надо выбирать.

П.С. Гурьянов: А как же диплом? Как же иностранцы, которые за нашим дипломом приехали?

В.М. Томилова: Университетский будет диплом!

П.С. Гурьянов: Но его же в рейтингах фармацевтических нет!

- ПГНИУ – более престижный диплом!

Л.М. Коркодинова: Так, давайте голосовать!

В.Д. Белоногова: Мы должны принять решение.

- Голосуем тайным голосованием.

Г.И. Олешко: Чтобы у каждого мнение сохранилось, давайте утвердим тайное голосование, чтобы каждый мог высказать своё мнение. Мы всё обсудили, всё обговорили.

- Голосуем мы в ответ на бумагу, инициативу Голодец по слиянию нас с ПГНИУ. За или против.

Затем был сделан перерыв на голосование, и после процедуры счётная комиссия стала оглашать результаты: Протокол №9. Слушали результаты тайного голосования по вопросу объединения ПГНИУ и ПГФА. Присутствовали 28 членов учёного Совета. За 26, против 2.

И.В. Алексеева, и.о. ректора: Спасибо всем членам Учёного Совета за выдержку и мужество! Теперь я вас всех приглашаю поднять бокал шампанского за Новый год!

Итак, давайте подведём итоги.
Решение, который принял Учёный Совет ПГФА мы должны во-первых уважать. Это мнение заведующих кафедрами ПГФА. Однако, я как учёный, как гражданин с этим решением и с тем как оно было принято не соглашусь. Объясню почему.

В-первых, по тому, как оно было внесено на обсуждение Совета. Данный вопрос не числится в официальной повестке Учёного Совета ПГФА на 25 декабря. Да, вопрос этот был включён в повестку Совета, но совершенно неожиданно. Возможно, членам учёного Совета и сообщили, что будет подниматься этот вопрос, но обсуждения с сотрудниками кафедр и полноценного  обсуждения и проработки этого вопроса точно не было. В тоже время я напомню, что в обращении сотрудников ПГФА, выступающих за его самостоятельность и подписанное 142-мя сотрудниками, включая многих членов Учёного Совета, сказано: «Считаем недопустимым, что такие важные решения для вуза принимаются без учёта мнения его сотрудников, профессорско-преподавательского состава ПГФА, десятилетиями создававшего один из трёх ведущих в стране центров фармацевтического образования. Более того, нам не известны публичные экспертные площадки, на которых обсуждался бы данный вопрос, не известны имена учёных, руководителей фармацевтических предприятий и других экспертов фармацевтической отрасли, которые бы выступали за ликвидацию Пермской фармакадемии как самостоятельного образовательного учреждения».


Но именно такая закрытость принятия решения, от которой хотел уйти коллектив ПГФА, и случилась на учёном Совете ПГФА. Попытка же доцента ПГНИУ силой выдворить преподавателя, который входит в инициативную группу, отстаивающую независимость ПГФА, иначе как беспрецедентным давлением назвать нельзя. Давлением, оценку которому ещё дадут правоохранительные органы.

Можно ли назвать обсуждение, которое состоялось, экспертным обсуждением по существу вопроса. Вопроса, который во многом определит развитие фармации в России. По-моему нет. Реплики «давайте голосовать!», «Надо выбирать!» вместо обсуждения по-существу к сожалению обильно наполняют вышеприведенную стенограмму.

Вопросы и аргументы, поднятые в письме сотрудников ПГФА и студентов ПГФА, почему-то не были обсуждены. Из присутствующих 28 членов учёного Совета высказали публично своё мнение только 8 человек. А 20 человек просто промолчали.

Устное обещание ректората ПГНИУ, переданное со слов Г.И. Олешко, что при присоединении к ПГНИУ не будет сокращения сотрудников и студентов, как, мне кажется, не будет выполнено. Устные договорённости, не подкреплённые документально, – более чем зыбкая основа. ПГНИУ – серьёзный региональный вуз краевого подчинения и финансирования. Он готовит кадры для Пермского края. Пермская фармакадемия же - вуз федерального значения и финансирования.  В ПГФА до 90-95% студентов приехали из других регионов на бюджетные места, оплаченные федеральным бюджетом. И таких мест 200, 300 на курсе и даже были года, когда ПГФА набирало по 600 студентов на 1 курс. И это, при том, что страна всё равно испытывает колоссальный дефицит фармацевтических кадров для всех отраслей фармации: в аптечной сфере, в производстве, в науке. Как вы думаете, будет ли в условиях кризиса Пермский край финансировать сотни бюджетных мест для всей России? Ответ очевиден. Он оплатит столько бюджетных мест, сколько требуется для Пермского края. Т.е. 10-20 в год максимум. Поступление же остальных желающих будет возможно только на платной основе, как это происходить в том же Воронеже, о котором как о пример для подражания рассказала  Л.М. Коркодинова, завкаф фармхимии. Сейчас в ПГФА это 10-15 человек, обучающихся за плату на курсе, из приехавших со всей страны. Уход ПГФА  из международного рейтинга, неизбежный при ликвидации юридического лица, обернётся уходом иностранных студентов, которые имеют какой-либо международный фармацевтический рейтинг. А это значит, что штат ПГФА рассчитанный на 300 человек на курсе и более будет неизбежно сокращаться. Могли ли это просчитать члены Учёного Совета? Могли, но они действовали в результате следующего и, мне кажется, решающего обстоятельства – давления перспективы слияния с ПГМУ.

Членам Учёного Совета всеми силами хотелось избежать, как им казалось, почти решенного присоединения к медуниверситету. Такое присоединение, по праву, рассматривалось ими как катастрофа. Наверное, в т.ч. и потом, что ректор ПГМУ уже озвучила планы по слиянию почти 70% специализированных кафедр ПГФА с кафедрами меда.
Вместе с тем, как мне кажется, никакой предопределенности здесь нет, и мы вполне могли бы рассчитывать на сохранение самостоятельности, если бы заявили важное для страны повышение статуса ПГФА – создание первого в России фармацевтического Университета.

И ещё один вопрос.  А в какой степени мнение учёного Совета ПГФА может заставить учредителя вуза - Минздрав передать из своей собственность в собственность края и под юрисдикцию Минобра своё учреждение и его немалое имущество? Руководитель администрации губернатора Фролов лично пообещал, что он гарантирует приезд в ПГФА 2-х замминистров Минздрава для беседы с сотрудниками ПГФА о судьбе вуза. И что же они приедут, а наш совет с советом ПГНИУ уже приняли решение о слиянии вузов? За спиной учредителя?

А если эти 2 замминистра так и не приедут, то это будут обозначать, что Фролов солгал преподавателям академии, чтобы они более не организовывали протестных акций? Или замминистры сами подставили Фролова, пообещав ему свой приезд, а потом забрали свои слова обратно? В любом случае история не красивая.

Что же касается  дальнейших событий, то 26 декабря произойдёт экстренный сбор Учёного Совета ПГНИУ, который должен будет заслушать мнение вышеописанного учёного Совета. Что скажет он, мы увидим очень скоро. По крайней мере заявления сотрудников ПГФА о том, что они хотят самостоятельного развития, а не присоединения, мне кажется, были слышны в городе так, чтобы на них обратили внимание и коллеги сотрудников ПГФА – члены учёного Совета ПГНИУ. Будем следить  за развитием событий.


  • 1
Странно, что вопрос о самостоятельности фармакадемии не обсуждался.

На мой взгляд, спешку можно отменить. Если слияние с университетом поддержала госпожа Голодец, то и после Нового года это решение не изменится. Значит, можно было бы обсудить вопрос по существу. Дело не только в плюсах-минусах самостоятельной фармакадемии. Мне кажется, сотрудники ПГФА должны представлять куда они входят, под какую стратегию подписываются. Это чужой дом. В этом доме свои правила и свои, не побоюсь этого слова, парадигмы. Захочет ПГФА существовать в этом доме - это ее выбор. Но она должна бы обсудить внутри себя. Потом будет поздно. Помимо технических вопросов слияния, есть и вопросы стратегические. Не то, какое место "фарм-факультет" займет в университете, но в каком направлении он будет двигаться на этом корабле, какой порядок работы он принимает, какие неписанные обязательства. Решение должно быть взвешенное. Университет не шутит: вы не можете войти в чужое, оставаясь при своем. Думается, самая главная проблематика вовсе не обсуждалась.

Я одного не пойму, а зачем речь постоянно идёт о слиянии, если ПГФА хорошо работает и является по сути уникальным вузом страны?

Что такого произошло, что кому-то резко понадобилось к чему-то ПГФА "прицепить"? Будь то ПГМА или ПГНИУ.

может быть из-за этой самой эффективности и потенциальной возможности, что из этого может вырасти что-то очень больше и серьёзное? Вот и губят в зародыше.

Не знаю, как по мне, эта очередная ликвидация "оптимизация" - натурально работает на подрыв. Ликвидком в действии.

Прочитал, так интересно... Я лицо стороннее совершенно, но вот у меня создалось впечатление, что Игошев М.В. вообще ведет себя как заинтересованное лицо, поведение его вызывает вопросы. Как будто этот человек все решает за ученый совет, зачем-то хочет, чтобы все решалось максимально закрыто.

Меня, честно говоря, вообще поражает подобный подход. Собрались, "надо решать!", ничего не обсудили, доводов не огласили, проголосовали и все решили.

Как будто речь о том, как новогодние праздники провести, а не о судьбе уникального вуза. Атас.

- Выбирай: тебя в суп или в жаркое?
- Ах, а что, а выбора больше нет?
- Нет!
- А, ну ладно, тогда, конечно же, в жаркое.

Раздавят. К сожалению.
Они опираются на самое низменное в человеке и выталкивают его наверх. В вашей академии происходит так же.
По обсуждению видно - наверху уже в вашем ВУЗе крысы сидят. Экономисты всякие. Они и додавят.

Один в один как с МГГУ. Митинги, круглые столы в ОПРФ и т.д.
И, в конечном итоге, ученый совет прогнулся (купился? испугался?) и слил университет...

Как и в РАН прогнулись её руководители и призвали всех остальных ученых признать новую реальность с ФАНО. Всё по одной кальке. Если верх гниловат, то шансов отстоять своё с низов тоже крайне мало (.

Меня поведение Игошева М.В. возмутило до крайности! Какое хамство! Удивила и позиция членов Ученого Совета - удивительная покорность... Неужели эти люди только в области C2-H5-OH проявляют критичность и волю?!

Ох и клубок завязывается, ну посмотрим как господа инициаторы из него выворачиваться будут.

Я человек со стороны и после прочтения, мягко говоря пребываю в шоке от того, что насколько у нас коррупция процветает, господин Игошев, явно "проплачен" ( сугубо моё мнение), совет как будто изначально загнали в камеру 2 на 2, настучали по одному месту и дали установку, немного поболтайте, а потом рубите под корень и тогда Вам за это ничего не будет. Студенты которые приехали специально в фарм, за его дипломом, другие они могли получить и в другом месте и это говорит о многом. Так что моё мнение, лучше бы начали развивать и укреплять фарм, нежели просто убирать ещё одну пешку с доски... Я знаю что у фарма много своих патентов, у нас есть лекарства, которые превосходят зарубежные, но их не продвигают, почему?, вопрос к нашим коррупционным "людям" и к ним же вопрос о том, почему?, почему Вы губите Россию?

Edited at 2014-12-26 10:59 am (UTC)

стоп! а где аргументы? где анализ каждой из перспектив? исходя из чего выбор делали? где цифры, даты, статистика? что за анализ сводок сарафанного радио... кажется начинаю понимать, почему ПГФА зашла в тупик: рыба с головы гниёт. Ни одной здравой мысли! Господа, у нас в государстве везде ТАК решения принимаются??? Если в Вузе с федеральным подчинением ТАКОЙ уровень подхода, то что говорить об остальных... Сложно сказать чем именно в таком случае можно помочь. Пожалуй, тут уже пора юристов приглашать.
У ПГФА есть все перспективы сегодня стать инновационной фармацевтической площадкой в центре РФ. Перми видимо это не нужно. Бездействие как всегда поощряется. Так и будут перекладыванием бумажек из стопки в стопку заниматься.

Edited at 2014-12-26 01:05 pm (UTC)

Знаю эту песню, уже четыре присоединения видела. Эти заведующие кафедрами действительно не понимают, что при слиянии институтов сольют и родственные кафедры, соответственно некоторые из них будут сразу выпнуты на улицу? С остальными сотрудниками, в том числе и с завкафедрами, "в связи с реорганизацией" будут заключены новые трудовые договора, и они будут не более, чем на 1 (один) год. И увольнения будут благополучно продолжаться в конце каждого учебного года. Неужели совсем не понимают? "Ректорат даст гарантию", обалдеть. А ректорат-то там останется на своих местах по тем же причинам? Или, наоборот, понимают, и поэтому отчаянно трусят?
Очень странно также, что не возмущается ПГНИУ. Там ведь будет то же самое. Может, попробовать там разъяснить?


Edited at 2014-12-26 09:17 pm (UTC)

"прославился" Игошев http://ura.ru/content/perm/26-12-2014/news/1052197759.html

Edited at 2014-12-28 05:41 am (UTC)

  • 1